ИННОВАЦИИ В ТЭК проект Минэнерго России Личный кабинет

Интервью

Интервью Первого заместителя Министра энергетики Российской Федерации А.Л. Текслера

Д. Пещикова

― Здравствуйте! Мы находимся в выездной студии «Эхо Москвы» на форуме «Открытые инновации» в «Сколково». И сейчас в нашей студии у нас в гостях замминистра энергетики России Алексей Текслер. Ну что, про нефть?

А. Текслер

― Да.

Д. Пещикова

― У нас Минэнерго, вообще, энергетика, мне кажется, меньше всего с инновациями ассоциируется, потому что про нефть, как про такую дойную корову, которая без инноваций обходится, часто говорят. Но, может быть, неправильно, и, скорей всего, вы сейчас докажете, что неправильно. Какие инновации здесь есть?

А. Текслер

― Абсолютно неправильно. Добывать нефть без инноваций в настоящее время просто невозможно. Наши нефтегазовые компании являются такими интеграторами инноваций в своей отрасли и, собственно, учитывая тот объем инвестрасходов, которые компании ежегодно имеют – это порядка 2,5 триллионов рублей. Естественно нефтегазовая отрасль является самой крупной отраслью-потребителем инновационных изделий, инвестиционной продукции, инвестиционных услуг.

Д. Пещикова

― Вопрос такой. Сейчас в условиях санкционных, наверное, сложно получать эти инновации из-за рубежа, а в некоторых случаях вообще невозможно. Импортозамещение здесь насколько успешно реализуется?

А. Текслер

― Давайте скажем так, что у нас есть разная нефть. Есть так называемая традиционная нефть, которая добывается относительно традиционным способом.

Д. Пещикова

― Ну, а вот на шельфах.

А. Текслер

― Да. Там у нас все более-менее в порядке с импортозамещением. В зависимости от компаний от 80-ти до 95 процентов использование отечественных технологий при такой добычи, а это 80 с лишним процентов от всей добычи в нашей стране. Инновации, импортозависимость у нас есть в технологиях шельфовой добычи, в технологиях трудноизвлекаемой нефти, и там, действительно, такая потребность существует. Мы нарабатываем компетенции в этой части. У нас совместно с Минпромторгом есть соответствующие планы. У нас определены технологии, где есть наибольшая зависимость от импорта. Их порядка 11-ти. Мы вместе с Минпромторгом, вместе с нашими компаниями создали специальные рабочие группы, которые в ежедневном режиме занимаются этой проблемой.

Собственно, я уже сказал, что речь идет в первую очередь о шельфовой добыче, о горизонтальном бурении, роторно-управляемых системах, которые необходимы для горизонтальной добычи – это гидроразрыв пласта, использование импортных материалов для гидроразрыва, это сейсмика, это телеметрия. Собственно, это основная проблематика. В нефтепереработке и нефтехимии это катализаторы. Ну, и ряд других технологий, где нам нужно нарастить компетенции. Собственно, мы этим занимаемся. По каждому из этих направлений есть определенные успехи, либо есть планы, которые будут реализованы в течение ближайших несколько лет. И мы существенным образом снизим зависимость в импортных технологиях.

Надо сказать, что это не просто идея-фикс, это абсолютно экономически оправданная задача. Вот в рамках того девальвационного окна, когда рубль немножко подослаб и есть возможность, применяя отечественные технологии, просто выиграть в себестоимости, в расходах, и наши компании активно этим занимаются. Плюс эти технологические санкции, которые по отдельным направлениям, не по всем, о которых я сказал, а по отдельным, они, действительно, существуют, и мы тоже пытаемся их, таким образом, эти санкции девальвировать и двигаться вперед в части возможности своих компетенций.

Д. Пещикова

― Вы сказали об отечественных технологиях. А кто основные поставщики этих технологий у нас?

А. Текслер

― У нас большое количество нефтесервисных компаний.

Д. Пещикова

― Но это мастодонты или какие-то инноваторы?

А. Текслер

― Вы знаете, спектр, он разный. Понятно, что если мы говорим о крупных машиностроительных заказах, то, в основном это наши крупные машиностроительные компании. А если мы говорим об отдельных нефтесервисных технологиях, то у нас есть относительно небольшие компании, которые предлагают свои технологии. Поэтому спектр бизнеса самого малого — он у нас, кстати, очень инновационный – до крупных компаний, которые заинтересованы в этом заказе, в тех триллионах рублей, о которых я говорил – этот спектр, он абсолютно разный. Плюс наши компании самостоятельно часть проблем решают. К примеру в части катализаторов, в части роторно-управляемых систем сами нефтяные компании работают над этими заданиями и их успешно реализуют.

Д. Пещикова

― Это мы все о нефти и о нефти. Но есть у нас и другие источники энергии. Что в России будет с возобновляемыми источниками энергии? Насколько они перспективны и развиваются?

А. Текслер

― У нас развиваются все виды источников генерации. Мы, естественно, некоторое время назад обратили внимание и на возобновляемую энергетику. У нас есть соответствующие программы поддержки возобновляемо энергетики. Я хочу сказать, что основная идея поддержки заключается не в том, что нам нужна какая-то дополнительная мощность. У нас и так есть избыток мощности в целом в стране, потому что те планы, которые мы реализовываем, они чуть выше тех планов по росту экономики и по потреблению электрической энергии поэтому некий избыток мощности у нас в системе сеть. Но основная идея – это, конечно не дополнительная мощность и не введение каких-то традиционных источников, как это в Европе происходит, и замещение их на нетрадиционные возобновляемые энергетики.

Здесь у нас основная идея заключается в наработке технологических компетенций. Собственно, эта программа по поддержке. Мы планируем в рамках этой поддержки ввести порядка 6 гигаватт мощности на основе возобновляемой энергетики, из них 1,5 гигаватта на основе солнечной энергетики. Порядка 3,6 – на основе ветровой генерации и порядка 0,8 – на основе малой гидрогенерации. Вот, собственно, этот объем является входным билетом на большой международный рынок возобновляемой энергетики. Основное условие – это локализация оборудования, которые мы ставим в рамках поддержки, то есть те компании, которые строят эти генерационные мощности, они обязаны покупать отечественное. Соответственно, локализация в зависимости от года постройки станции от 45-ти до 70-ти с небольшим процента. Соответственно, у нас уже построены несколько заводов по производству солнечных батарей. У нас сегодня ряд наших компаний активно занимаются ветровой генерации, создают свои компетенции, производственные площадки. В частности, Росатом диверсифицирует – так сказать, занимается не только атомной энергетикой, но возобновляемой энергетикой. Думает о будущем и правильно делает.

Д. Пещикова

― То есть работает на перспективу все-таки.

А. Текслер

― Я больше вам скажу: это работа на экспорт. Мы ставим задачу в этом году: будет реновирован завод по производству солнечных панелей в городе Новочебоксарске, который будет производить солнечные панели с КПД, соответствующим лучшим аналогам, и мы рассчитываем на существенный экспортный потенциал. То же самое – то, что сделает «Росатом», собственно, как ставится задача, чтобы это была технология конкурентная для экспорта этой технологии, потому что пока внутренний рынок в связи с наличием традиционных углеводородных источников не позволяет в полной мере его использовать для этих целей, то основная задача – это экспансия наших технологий на внешние энергетические рынки.

Д. Пещикова

― Вот вы говорите в будущем времени сейчас о возможности экспорта. То есть пока еще не конкурентоспособны.

А. Текслер

― У нас сегодня есть производственные мощности по производству порядка 100 мегаватт солнечных панелей в год – это примерно соответствует уровню ввода новых мощностей на основе солнечных панелей в этом году. Но, собственно, та реновация производственных мощностей, которая будет, она приведет к росту.

Мы говорим с нашими странами-коллегами, которые тоже об этом задумываются – страны ОПЕК, БРИГС – о предлагаемых им технологиях Я думаю, что в ближайшее время мы можем выйти на мировые рынки с нашими отечественными технологиями, но, кстати, не только в возобновляемой энергетике. Есть наработанные компетенции и в умной интеллектуальной энергетике. Я в данном случае имею в виду Smart Grid, я имею в виду цифровые подстанции. Мы здесь тоже от мира не отстаем. И одна из задач, которая перед нами стоит – это нарастить собственные компетенции именно в современной продвинутой энергетике, и, собственно, модернизировать нашу внутреннюю электроэнергетическую систему и, собственно, абсолютно конкурировать на мировом энергетическом рынке.

Д. Пещикова

― И, наверное, последний вопрос не про источники энергии, а о том, как эта энергия используется. Сейчас довольно популярны эти инновационные машины, электрокары, но у нас они не особо развиваются, потому что часто жалуются на отсутствие инфраструктуры необходимой – вот этих специальных электрозаправок. Как-то над этим планируете работать или вы не считаете сферой своей компетенции?

А. Текслер

― Да, конечно. Но я хочу сказать, что не только в мире развивается такая сфера как электромобили, потому что есть заправки, потому что существенным образом субсидируется практически во всех странах мира этот сегмент. Это государственная политика. Государство выделяет на это средство, по крайней мере, в обычном сегменте автомобилей. Понятно, в премиум классе… Там количество автомобилей не такое большое. Конечно, один из ограничителей – это инфраструктура зарядная. У нас, кстати, в Москве и в стране в целом она есть. Конечно, это десятки зарядных станций. В Москве их, по-моему, порядка 30. Я хочу сказать, что на основе газомоторных источников их еще меньше – тоже надо развивать, это тоже очень современный и эффективных вид топлива. Я имею в виду газомоторное топливо.

Мы недавно приняли изменение в законодательство, которое позволяет на традиционных АЗС ставить зарядные устройства, то есть мы, в принципе, либерализовали эту возможность. И у нашей государственной компании «Россети» есть планы по строительству зарядных станций, по-моему, порядка до 20-го года до тысячи штук. И мы планируем такую инфраструктуру развивать. Без нее, собственно, развитие полностью электрических автомобилей, естественно, невозможно.

Д. Пещикова

― Спасибо большое. На этом завершаем. Я напомню, что в нашей студии на форуме «Открытые инновации» у нас был замглавы Минэнерго Алексей Текслер. Спасибо большое!

А. Текслер

― Спасибо.