ИННОВАЦИИ В ТЭК проект Минэнерго России Личный кабинет

Цифровая добыча нефти: тюнинг для отрасли. VYGON Consulting. Июнь 2018

03.06.2019 Автор: ВЫГОН Консалтинг (VYGON Consulting) Источник: https://vygon.consulting/upload/iblock/d11/vygon_consulting_digital_upstream.pdf

Так, переход на интеллектуальное месторождение (содержащее элементы интернета вещей, больших данных, цифровые двойники) позволяет повысить коэффициент извлечения на 5-10%, а также снизить операционные затраты на 10%. В части уменьшения капитальных затрат эффект может достигать и вовсе 50%!

В России по состоянию на 2018 год насчитывалось более 40 проектов интеллектуальных месторождений, суммарная добыча которых составляла 27% от общего объема по стране.

По оценкам авторов работы, являющихся сотрудниками компании ВЫГОН Консалтинг, потенциальный прирост извлекаемых запасов нефти в нашей стране за счет технологического развития отрасли составляет 6,8 млрд. т.

Для проведения расчетов в работе использовались два сценария по ценам на нефть: «Status Quo» (соответствует консервативному прогнозу Всемирного банка при сохранении текущих темпов технологического развития нефтегазовой отрасли) и «Цифровая трансформация» (с ускоренной трансформацией отрасли при замедляющемся спросе и увеличении предложения дешевых традиционных и нетрадиционных ресурсов).

К 2035 году цена на нефть в сценарии «Цифровая трансформация» прогнозируется на 30% ниже, чем в сценарии «Status Quo» (40 и 57 долларов США за баррель соответственно).

Ключевой эффект цифровизации для отечественных компаний связан с раскрытием потенциала трудноизвлекаемых запасов, увеличением эффективности доразведки месторождений и переоценкой коэффициента извлечения нефти традиционных активов.

В работе рассматриваются также проблемы и затруднения, с которыми сталкивается нефтедобывающая отрасль в процессе цифровой трансформации.

Основные разделы содержания отчета

1. Индустрия 4.0: новые технологии для нового мира

2. Цифровая нефть России: планы, потенциал, эффекты

3. Проблемы цифровой трансформации нефтяной отрасли: кто определяет приоритеты?